Постановление пленума о доверенности

Что такое Постановления Пленума Верховного суда и его правовой статус | Суворов

Постановление пленума о доверенности

Выберите букву

Данные постановления не могут являться нормативными актами, законом и подзаконными актами, определяются статусом ВС РФ, закрепленным в Конституции РФ и федеральном законодательстве (de jure) и в судебной практике (de facto).

Что такое постановление Пленума Верховного Суда РФ

Постановления Пленума Верховного Суда РФ (далее также — ППВС РФ) – являются «абстрактным» мнением Пленума Верховного суда РФ (толкование закона, так как не указаны в ст.

3 АПК РФ) формирующегося при Верховном суде РФ по разъяснению судьям и прокурорам порядка применения и толкования закона при принятии судебного или иного решения, основываются на кратком обобщении практики Верховного Суда и нижестоящих судов, и не являются источниками права.

Разъяснения Пленума ВС РФ играют существенную роль в преодолении пробелов в правовом регулировании, противоречий и коллизий, существующих в действующем законодательстве, выступают важнейшим средством обеспечения единства судебной практики.

С учетом образования и фактических знаний большинства членов государственной думы, постановления Пленума единственная возможность покрытия правового вакуума.

Справочно: Не путать с решением Верховного суда.

Статус постановлений пленумов

Действующее законодательство не устанавливает точного статуса ППВС. Статья 126 Конституции РФ закрепляет, что Верховный Суд РФ «дает разъяснения по вопросам судебной практики».

С одной стороны, данное положение устанавливает конституционный статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ (акты, содержащие разъяснения по вопросам судеб- ной практики).

С другой стороны, Конституция РФ четко не устанавливает, являются ли ППВС юридически обязательными документами. Последний момент стал предметом споров в процессе подготовки проекта Конституции РФ 1993 г.

В то же время законодательство о  Высшем Арбитражном Суде  РФ прямо указывает на обязательный статус постановлений Пленума этого суда. Несмотря на то что ст. 127 Конституции РФ подобна ст. 126 Конституции  РФ, последующее законодательство четко устанавливает обязательность постановлений Пленума ВАС  РФ.

Часть 2 ст.  13 Федерального конституционного закона от 28  апреля 1995  г. №  1-ФК «Об арбитражных судах в  РФ» 29 гласит:

«По вопросам своего ведения Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации принимает постановления, обязательные для арбитражных судов в  Российской Федерации».

Более того, законодатель прямо предоставляет полномочие ссылаться на постановления Пленума ВАС РФ. Параграф 4 п. 3 ч. 4 ст. 170 АПК РФ закрепляет:

«В мотивировочной части решения могут содержаться ссылки на постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вопросам судебной практики».

Отличие постановления от решений выносимые ППВС РФ

Председатель Верховного Суда СССР В.  И. Теребилов отличал решения, выносимые Пленумом Верховного Суда по конкретному делу, от постановлений Пленума.

Если решения по конкретным делам являются обязательными лишь в  отношении сторон по данному делу, то ППВС «обязательны не только для разрешения конкретного уголовного или гражданского дела, но и для других дел, где применяется соответствующая норма.

В  связи с  тем, что пленарное заседание дает разъяснения правовых норм, которыми должны руководствоваться все суды при отправлении правосудия, данные разъяснения также являются юридически обязательными для органов следствия и всех тех, кто участвует в судебных разбирательствах».

Большинство споров в  юридической доктрине велось по вопросу, имеют ли ППВС обязательную силу и  могут ли они называться «прецедентами».

и форма ППВС как носителей новых норм права

Издаваемые Пленумом Верховного Суда постановления аналогичны по форме актам, которые бесспорно являются юридически обязательными, когда издаются Правительством и  другими органами исполнительной власти. Официально ППВС содержат толкование смысла законов «на основании и  во исполнение законов», так же как это делают обычные подзаконные нормативные акты.

Юристы признали, что Постановление Пленума Верховного суда РФ может содержать новые нормы права, заполняющие пробелы в законах или изменяющие закон.

Подводя итог, можно выделить определенные причины, не позволяющие признавать обязательный характер за постановлениями Пленума ВС РФ:

  1. отсутствие нормативного предписания, закрепляющего обязательный характер;
  2. неимение Пленумом ВС РФ права нормотворчества;
  3. отсутствие возможности противостоять незаконным постановлениям Пленума ВС РФ (т.е. их нельзя обжаловать или проверить на соответствие Конституции РФ).

Пленум верховного суда сформировавший постановление, являются обязательным. Здесь необходимо оговориться, что мы рассматриваем обязательность, которая по своему содержанию не совпадает с общеобязательностью. Общеобязательность означает непременность выполнения всеми членами общества требований, содержащихся в нормах права.

Иными словами, свойство общеобязательности применимо к нормам права, которые действуют в отношении неопределенного круга лиц, а судебная практика имеет ограниченный субъектный состав своего воздействия и прежде всего адресована нижестоящим судам, поэтому применительно к постановлениям Пленума ВС РФ мы будем использовать понятие «обязательность».

Практика применения и позиция Судейского сообщества

В практике судов также существует двоякое отношение к юридической силе ППВС.

Так, судья Верховного Суда России С.В. Самуйлов в своем определении указал, что разъяснения по вопросам судебной практики, содержащиеся, в частности в обзорах законодательства и судебной практики, утверждаемых Пленумом Верховного Суда России формируют правоприменительную практику и являются обязательными для судов, применяющих в процессе рассмотрения дела нормы материального права.

Конституционный Суд России напротив рассматривает ППВС как акт толкования закона, и говорит о том, что само ППВС не может выступать самостоятельным предметом проверки Конституционным Судом России. Таким образом, исключая возможность проверки конституционности, Конституционный Суд России не признает ППВС источником национального права, тем самым допуская их необязательность.

Позиция ЕСЧП по данному вопросу

Косвенное признание юридической силы ППВС как источника права дал и Европейский Суд по правам человека.

Так, в деле «Бакланов против России» заявитель ссылался на то, что на момент рассмотрения дела в национальном законодательстве не имелось правовых оснований конфискации, а единственным нормативным актом, регулировавшим указанный вопрос, являлось постановление Пленума Верховного Суда СССР (далее — ППВС СССР).

Отметив, что «остается неясным, какое правовое положение послужило основанием конфискации, за исключением ППВС СССР, которое, тем не менее, полагаем, содержит ссылку на недействующее законодательство», установил, что «рассматриваемый закон, а именно ППВС СССР не был сформулирован с такой четкостью, которая позволила бы заявителю предвидеть последствия своих действий».

Таким образом, Европейский Суд по правам человека расценил ППВС СССР как «нормативный правовой акт» в значении Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, а именно как акт органа государственной власти, содержащий нормы права. С точки зрения теории национального права, под такое определение подходит нормативный правовой акт, который в свою очередь выступает источником права.

Примеры постановление

Источник: https://suvorov.legal/postanovleniya-plenuma-verkhovnogo-suda/

Общие положения ГК РФ: ВС РФ разъясняет

Постановление пленума о доверенности

Недавно было официально опубликовано очень важное постановление Пленума ВС РФ, в котором разъяснено применение судами раздела I «Общие положения» части первой ГК РФ.

В документе закреплены выводы, наработанные судебной практикой (например, о том, что нельзя отказать в иске о возмещении убытков, если не доказан их точный размер).

Кроме того, расширена инициатива судов, просматривается уход от формального равенства и продвижение к справедливости. ­Разберем наиболее важные выводы, сделанные ­Пленумом ВС РФ.

В последний день июня было опубликовано знаковое постановление Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее – Постановление). Рассмотрим и прокомментируем наиболее важные положения этого ­документа, а также расскажем, как они отразятся на работе компаний.

Постановление посвящено толкованию поправок ГК РФ, принятых в 2013–2014 годах. С тех пор прошло уже достаточно времени, и суды успели выработать определенные позиции по рассмотренным Пленумом ВС РФ вопросам.

Поскольку при разработке изменений ГК РФ учитывались и выводы судов, в том числе ВАС РФ, по многим проблемам практика сложилась уже достаточно определенная.

Вместе с тем некоторые ­положения ГК РФ, внесенные ­поправками, ­выражены недостаточно ­определенно.

Особое внимание уделено принципу добросовестности, полномочиям судов и положениям о возмещении убытков.

Отметим, что разъяснения по последнему блоку изменений, которые вступили в силу 1 июня 2015 г., в Постановление не вошли.

Постановление охватывает нормы части I ГК РФ по самым разно­образным вопросам:

  • основные положения;
  • физические лица;
  • юридические лица;
  • объекты гражданских прав;
  • защита нематериальных благ;
  • общие положения о сделках;
  • недействительность сделок;
  • решения собраний;
  • представительство и доверенность.

Что такое добросовестность?

В п. 1 Постановления Пленум ВС РФ дает разъяснения по вопросам добросовестного поведения участников гражданских правоотношений.

Прежде всего, Пленум ВС РФ указал, что законы, содержащие нормы гражданского права, толкуются в системной взаимосвязи с принципом добросовестности участников гражданского оборота (п. 3 ст. 1, п. 5 ст. 10 ГК РФ). Разъяснения раскрывают добросовестность через должное поведение, т.е.

такое, на которое другая сторона вправе рассчитывать (например, полное и достоверное информирование контрагента об ­обстоятельствах, имеющих значение для складывающихся ­правоотношений).

Вместе с тем понятие добросовестности охватывает не только поведение, но и состояние. Например, наличие у лица информации о юридически значимых фактах. Так, согласно абз. 2 п. 2 ст. 51 ГК РФ лицо, полагающееся на данные ЕГРЮЛ, вправе исходить из того, что они соответствуют действительности; п. 1 ст.

302 ГК РФ содержит правила истребования имущества у приобретателя, который не знал и не мог знать о том, что приобрел имущество у лица, которое не имело право его отчуждать.

Поэтому толкование термина добросовестности, предложенное Пленумом ВС РФ, дает некоторые шансы вывести из-под него случаи ­недобросовестности, не охваченные одним только поведением.

Недобросовестность может определить суд

Добросовестность участников гражданского оборота играет очень важную роль для принятия объективных решений судами. Ведь на практике случается, что в ходе судебного процесса выявляются факты, ­указывающие на недобросовестность не только ответчика, но и самого истца.

Обычно сторона процесса признается судом недобросовестной по заявлению оппонента. Теперь судам предписано занимать активную позицию, если просматривается «очевидное отклонение» действий стороны от добросовестного поведения.

Суд должен вынести на обсуждение обстоятельства, явно свидетельствующие о таком поведении, чтобы стороны могли изложить свои доводы.

В качестве примера можно привести мелкий шрифт некоторых условий договора по сравнению со всем остальным текстом.

Интересно, что Пленум ВС РФ употребил фразу «очевидное отклонение». Возникает вопрос, как быть в случае неявного злоупотребления правом. Видимо, в такой ситуации по своей инициативе суд не должен выносить на обсуждение данный вопрос. Это может сделать истец или ответчик.

Отметим, что при таком подходе может оказаться нарушенным принцип состязательности процесса, когда стороны несут риск последствий совершения или не совершения процессуальных действий (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

Если одна из сторон действует недобросовестно, а оппонент ничего не заявляет по этому поводу, то именно он должен принимать риски наступления неблагоприятных последствий, связанных с таким поведением.

И чтобы не нарушать принцип состязательности, Пленум ВС РФ ограничил предел вмешательства суда только явным ­злоупотреблением правом.

Но даже в случае очевидного отклонения от добросовестного поведения преградой дальнейшей активности суда будет заявление сторон о том, что они не видят недобросовестности в поведении друг друга.

Возможна ситуация, когда суд вынесет вопрос о добросовестности на обсуждение, но ни одна сторона не представит доказательств, подтверждающих злоупотребление правом одной или обеими сторонами процесса.

В таком случае признавать факт недобросовестности недопустимо во ­избежание нарушения принципа состязательности.

Последствия недобросовестности

Если недобросовестное поведение стороны будет установлено и доказано, суд имеет право полностью или частично отказать ей в защите принадлежащего ей права или применить иные меры защиты другой стороны от недобросовестного поведения, предусмотренные законом (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Но в Постановлении опущена фраза «предусмотренные законом», т.е. Пленум ВС РФ допускает возможность применения нижестоящими судами мер, не предусмотренных ни одним ­нормативным правовым актом.

Источник: https://delo-press.ru/journals/law/dogovornye-otnosheniya/44531-obshchie-polozheniya-gk-rf-vs-rf-razyasnyaet/

О законе
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: